Последние комментарии

  • Natalya18 декабря, 22:14
    Майданить надумали?Где беркут?Разогнать .На защите Матросского
  • Олег Незнакомец18 декабря, 21:44
    Не в Крым их надо перебрасывать, а в ЛНР и ДНР, а с ними и пару сотен ракет ближнего действия с поражающей составляющ...В Крым перебрасывают более десятка военных истребителей
  • Олег Незнакомец18 декабря, 21:42
    Владимир, архиескопические убеждения мне не позволяют отвечать вам аутерогенно,  согласно протоколу. Поэтому я лучше ...В Крым перебрасывают более десятка военных истребителей

МЧС России больше не хочет спасать людей бесплатно

Тех, кто подвергает жизнь риску добровольно, хотят заставить страховаться за 1000 рублей в день. Если такое правило введут, туризму в Крыму придет конец. Ведь грань «экстрима» тонка: где гарантия, что не придется платить за купание на Фиоленте или поездку зимой на Ай-Петри?

В сентябре 2018 года МЧС России выступило с инициативой обязать граждан, занимающихся опасными для жизни и здоровья активностями, покупать страховые полисы, покрывающие расходы на возможные спасработы.

Речь идет прежде всего об альпинистах, туристах-водниках, спелеологах, бейсджамперах и других «безумцах».

«МЧС надоела ситуация, когда за поиск и спасение туристов-экстремалов оно платит десятки, а то и сотни тысяч рублей из своего кармана, — пишет Life.ru. — Теперь министерство хочет переложить финансовые траты на страховые компании».

Непонятно, какой такой «свой карман» имеет в виду МЧС, если финансируется министерство полностью за счет бюджета.

Но для подтверждения позиции в материале приводятся цифры: один час полета вертолета МИ-8 требует 800 литров топлива — это 50 тыс. рублей.

Одна смена работы спасателей с собакой обходится в 100 тысяч (видимо, собака берет дорого, ведь зарплата спасателей в России составляет 20-30 тыс. рублей в месяц). 

Чтобы шокировать обывателя, МЧС приплело историю со спасением наших альпинистов в горах Таджикистана. 13 августа 2018 года в районе пика Коммунизма совершил жесткую посадку вертолет, на борту которого находилось 13 россиян. Из-за плохих погодных условий людей не удалось спасти сразу — целых три вертолета безрезультатно кружили над склонами. И лишь через несколько дней альпинистов удалось забрать.

Эта операция стоила 50 тыс. долларов, или 3,5 млн рублей. Правда, из бюджета России не потрачено ни копейки — все оплатило правительство Таджикистана, признают МЧСники. Видимо, в министерстве хотели намекнуть, что в следующий раз нечто подобное может случится в российских горах, где-нибудь на Алтае или на Кавказе. И тогда раскошелиться придется уже нам.

Живущим за счет наших налогов спасателям будет спокойнее, если мы вообще перестанем выбираться из города. Ведь спасработы в горах (о, ужас) подвергают риску жизни самих спасателей, говорят в МЧС.   

Предлагаемая стоимость полиса пока неизвестна. Но эксперты предлагают брать с туристов не менее 15 долларов или 1000 рублей в день.

На первый взгляд, идея страхования кажется здравой. Почему за спасение попавших в трудную ситуацию любителей дикой природы и адреналина должны платить «рядовые налогоплательщики», большинство из которых всю жизнь курсирует между офисом и диваном?

Но как-то незаметно в оправданиях МЧС возникают и вполне «мирные», но не менее опасные занятия: подледная рыбная ловля или сбор грибов. Искать в лесу людей дорого, а на снятие человека со льдины тратятся вообще космические суммы — от 300 тыс. до 1 млн рублей.

Получается, грань экстрима весьма зыбкая. Выходишь за город — уже экстремал. Будь добр, плати.

К экстриму можно отнести не только восхождения на скальные вершины ЮБК или спуск в пещеры Караби-яйлы. В категорию «рисковых» могут попасть и спуск на пляжи Фиолента, и прогулка по Большой севастопольской тропе, и плавание с маской и трубкой в море, и катание на лыжах или сноуборде на «детских» по меркам большого спорта горках Ай-Петри. Про туры на квадроциклах, веревочные парки, велосипедные и конные походы, полеты на параплане, которые так любят крымские пляжные туристы, вообще лучше не вспоминать.

«Мы уже платим за все — и за «скорую», и за работу МЧС, — считает президент Федерации альпинизма и скалолазания Севастополя Юрий Круглов, тренирующий общественных и профессиональных горных спасателей. — Только берут у нас за это все авансом, из наших налогов.

Как только примут решение [перейти на страховую систему], все эти МЧС, коммунальные службы сами взвоют. Их перестанут держать на бюджете, они станут не нужны. Потому что в таком случае держать частную спасательную службу будет выгоднее: люди буду делать в три раза больше работы за в три раза меньшие деньги – без накладных расходов на раздутый админ аппарат». 

Безусловно, хотелось бы, чтобы службы спасения финансировались лучше. Ведь сегодня, по словам Круглова, зарплата спасателя в Севастополе составляет около 25 тыс. рублей. При этом выполняют ребята более 1000 вызовов в год.

«В это число входят вызовы на Фиолент и в Казачью бухту (в городской черте приходится спасать туристов, получивших травмы на спусках к морю. — Прим.), вызовы на помощь «скорой», когда медики не могут сами транспортировать пациента, вызовы со стороны полиции, — перечисляет Круглов. — Непосредственно вызовов на спасательные работы в горную местность немного, может быть, десятки».

Что касается спорсменов-экстремалов, утверждает Юрий Круглов, они и так в большинстве случаев оплачивают страховку. В заграничных выходах это обязательное условие. «Но и в российских горах тебя спасут быстрее, если будут знать, что страховая покроет накладные расходы», — говорит альпинист. Кроме того, профессиональные спортсмены гораздо лучше подготовлены, владеют навыками самоспасения и вызывают помощь в исключительных случаях.

Начальник симферопольского отряда КРЫМ-СПАС Максим Козлов поддерживает инициативу ввода обязательного страхования при занятиях активным отдыхом.

«Есть некоторые виды активностей, которые не являются, условно говоря, жизненно необходимыми, — поясняет он свою точку зрения. — Одно дело, когда у вас произошло ДТП, и совсем другое, когда вы ввязываетесь в историю с заведомо повышенным риском. К примеру, занимаетесь роуп-джампингом (прыжками с обрыва с веревкой. — Прим.). Нужно понимать: либо вы страхуетесь, и тогда в случае чего расходы покрывает страховая, либо оплачиваете спасательные работы самостоятельно. Это правильно, так делается во всем мире».

Люди, которые купаются на Фиоленте и периодически срываются со скал на спуске, тоже прекрасно знают, на что идут, уверен Максим Козлов.

«Места, где происходят неприятности на Фиоленте, официально не предназначены для купания, — говорит он. — Я точно так же купаюсь на Фиоленте и ни в коем случае не пойду на городской пляж. Но при этом я понимаю, что я должен самостоятельно оценивать риски».

Особенно необходимо страхование в коммерческом туризме, считает спасатель. Связано это с заведомо более низком уровнем подготовки и квалификации участников коммерческих спортивных туров в сравнении со спортивными походами.

Однако говорить о переводе спасательных работ в разряд «платных услуг» пока преждевременно, считает спасатель, ведь по законодательству РФ, в частности по 151-ФЗ «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей», вся помощь в чрезвычайных ситуациях оказывается бесплатно. «Если закон изменится, будем его выполнять», — резюмировал начальник симферопольского спасотряда.

Главное в вопросе «экстремального страхования» вовсе не обязаловка. И даже не цена полиса. Главное —

что будет с теми, кто не купит полис и попадет в беду? И что будет, если страховка полностью не покроет расходы? Людям выставят счет на десятки и сотни тысяч рублей.

Наглядные примеры есть. На днях арабский шейх оплатил счета за лечение и транспортировку тела умершей в Дубае туристки из России. Клиника запросила 15 млн рублей, а обязательная для всех выезжающих на отдых за границу страховка покрывала лишь 2 млн. Пока в России решали, адекватна ли сумма оказанным услугам, в дело вмешался монарх. Российскому бюджету форс-мажор снова не стоил ни копейки.

Источник ➝