Платон Беседин - о том, как в Севастополе "оптимизируют" детей

Возможно, самое популярное слово в России – оптимизация. Насколько трендовое, настолько и мерзкое. Оптимизируют всё: объединяют вузы, больницы – вероятно, хотят сделать лучше, а зачастую выходит как всегда. Потому что люди остаются без работы, учреждения – без должного обеспечения, а студентам и пациентам надо бороться за знания и здоровье самим. И особенно страшно, что от оптимизации страдают дети, пишет в своей колонке для "Примечаний" публицист и писатель Платон Беседин.

Вот смотрите: закрыли «Муссон». Лично для меня этот жуткий торговый центр – памятник мерзости 90-х. Когда мощнейший в СССР завод обанкротили и «распилили». «Муссон» – это символ уничтожения промышленной мощи Севастополя. Да и сама идея того, что торговые пространства объединены вместе с детскими площадками, порочна по своей сути. Однако как быть с баскетбольными секциями? Как быть с ледовым катком? Ведь всё это места досуга.

Да, на аттракционы дети могут сходить в другие места. Но! Прихожу я на днях в детский городок «Жемчужина», что на Проспекте Октябрьской Революции. Удобно – развлечения в спальном районе под домом. Уютно – зелень, аттракционы в советской эстетике.

Моим детям нравится в этом детском городке. Но выясняется: его закрывают. Приехала комиссия, опломбировала счётчики – мол, небезопасно. Правда? Это самое небезопасное и страшное место в Севастополе? А детям Гагаринского района куда идти? Лазить по котлованам уничтоженного Парка Победы?

Ведь все в чудесном «Динопарке» – это реальная прелесть – не поместятся. Из всех аттракционов «Жемчужины» осталось всего два: рыбалка и детская площадка. Грустно. Потому что было уютно и недорого – и дети всегда могли отдохнуть здесь невдалеке от дома. Ведь есть глобальные детские парки, а есть локальные – те, куда подчас зайти приятнее.

И хотел бы я верить, что закрытие детского городка «Жемчужина» вызвано искренней заботой о детях, их безопасности, но, боюсь, есть другое объяснение: землю хотят банально отжать. А построят на месте детского городка очередную пивнуху.

К слову, о последних. Если кто-то реально думает о детях и молодёжи, то что, к примеру, творится на Студгородке? В начале нулевых, когда я учился в СевНТУ, там была одна торговая точка – с книгами. Затем появился гастроном. Но что делают на Студгородке круглосуточные пивные? Нет для них другого места? Стыдно, когда идёшь или едешь вечером, а на Студгородке – пивная вонь, рыбная шелуха и пьяная молодёжь.

Да, с отдыхом всё понятно. А как обстоят дела с лечением? Родители Севастополя знают, что такое бесплатная медицина в городе-герое и каково это стоять в бесконечных очередях, чтобы получить заветный талончик. Можно две недели ожидать, можно три. Врачей-то в Севастополе не хватает.

Что говорить, если в городе остался только один детский пульмонолог (или он уже уволился?). Педиатры меняются с сумасшедшей скоростью – никто не хочет работать за нищенские зарплаты и с такой бюрократией. Получаешь копейки, лечить не успеваешь, ведь постоянно надо заполнять бесконечные отчёты. С детскими врачами в Севастополе – беда.

А что с детскими садиками? Хватает ли их? Вот смотрите, город застраивается с бешеной скоростью. Для кого застраивается? Квартиру в Севастополе могут купить либо приезжие, собирающиеся пожить у берега Чёрного моря, либо местные богатеи. Каков процент последних? Большинство севастопольцев могут купить квартиру только в своих мечтах. Однако строят. И строят много. Но успевает ли за столь бурным ростом инфраструктура? Вот опять же Гагаринский район. Как он разросся? Но сколько новых детских садиков, школ там появилось? Считаем по пальцам. Какое качество этих детских садов? Застройщикам выгодно лепить свои скорострельные дома, но не развивать инфраструктуру города.

И дыры эти латают за счёт существующего. Как говорится, «мы уже думали, что опустились на самое дно, но тут снизу постучали». И стук этот раздался из медицинского центра детской реабилитации «Теремок». Там, напомню, лечили деток с нарушениями работы двигательного и речевого аппарата. И лечили успешно – более 1000 пациентов в год.

Славился «Теремок» в советские годы, пережил украинское время, но пришли медведи, уселись сверху – и до свиданья. Сначала объединили «Теремок» с другими учреждениями, после не дали должного финансирования, а затем уволили главврача, бившего тревогу. И в итоге закрыли.

Здание «Теремка» отдадут, вероятно, под детский сад. Самих деток распихают кого куда. Тут важно понять, что «Теремок» не был просто медицинским учреждением – здесь для лечения применялись различные методики. Теперь родителям надо будет решать проблему самим.

И вот когда подобное случается из раза в раз, методично, тогда понимаешь, что это часть системы. Системы бесчеловечной и жестокой. Уничтожен «Теремок», уничтожается детский комплекс на Остряках. И так далее, и так далее. Людоедская система пожирает остатки того, что принято называть медициной для людей. Того, что положено человеку по праву рождения. Но нет – мы приняли рыночную мораль, изуродовали её до худших образцов, и теперь существуем в ней. Выживает сильнейший.

Однако дети априори слабы. Они не конкурентны в этой борьбе. Более того, они её заложники. Потому что проблемы детям создаёт система – создаёт, но не решает. Хотя задача государства, особенно если оно твердит о доминанте моральных ценностей, заботиться о детях, стараться обеспечивать для них то, что принято называть светлым будущим.

Но судя по тому, как развивается сегодня Севастополь, выоптимизированный до бесчувствия, надежды на государственную защиту у детей нет.Есть новые игровые площадки (спасибо за них), но нет внятной системы, которая могла бы обеспечить здоровье детей – и моральное, и физическое. Есть прогиб севастопольской земли под жуткие стандарты.

И в стандартах этих, к сожалению, слишком много расчёта, призванного сделать жизнь богатых и сильных ещё лучше - но за счёт простых детей. В том числе, и детей, которые остаются лишними на этом празднике жизни для своих. Даже, если речь идёт о больных детках – к застолью их не пригласят.

Источник ➝