Последние комментарии

  • Андрей
    Еще даже в закс не внесли.Севастополю подготовили дефицитный бюджет
  • галина
    Все на прдажу! Может хватит разворовывать народное достояние. Крым продаст нефтебазу «большому покупателю»
  • Ирина Андреянова
    Новый состав взял под козырек. Их все устраивает и ничего не интересует.Севастополю подготовили дефицитный бюджет

Клоуны и карабасы. Как мелкий застройщик подчинил правительство Севастополя

Андрей Орлов проснулся от страшного шума. В 9 метрах от его балкона – руку протяни – рыли котлован под очередную высотку. Началась переписка: жалобы на шум, опасно стоящий кран, нарушение градостроительных норм. Упорство Орлова отдает сумасшествием, но лишь такие, как он, способны высветить, как прочен коррупционный сплав власти с застройщиками.

Пенсионер МВД Андрей Орлов живет в одной из новостроек на улице Корчагина, 60. Его дом построен и введен в эксплуатацию еще при Украине, в 2013 году. Андрей выбрал в нем квартиру из-за близости к морю и относительно развитой инфраструктуры района. Кто же знал, что жизнь на хаотично застраивающейся Омеге обернется столькими проблемами.

Каждое слово в этом материале мы можем подтвердить документально.

Глава первая. Шум

Ранним утром 18 октября 2018 года Андрей Орлов проснулся в своей квартире от непривычно громкого шума. Прямо под его окнами рабочие рыли котлован под очередную точечную застройку - огромную многоподъезную многоэтажку.

С этого дня грохот не смолкал ни на минуту. Работы шли с раннего утра и до поздней ночи, в будни и выходные. Строители отдыхали только в Новый год и 9 мая, говорит Андрей, все остальные праздники - 8 марта, Пасха, майские – были рабочими.

По закону шуметь в выходные дни стройка может только в исключительных случаях, например, когда необходимо срочно закончить бетонные работы (проволочки могут повлиять на прочность монолита), но исключительно по согласованию со Стройнадзором.

«Я еще не говорю, что по местному закону 161-ЗС «О тишине» они обязаны делать перерывы с 13 до 15 часов ежедневно», - говорит Андрей.

Общий фон явно превышал положенные по закону 55 дБ – уровень, опасный для жизни и здоровья человека. «В доме трясется посуда, ходит ходуном стол. Животные прячутся по шкафам, а дети плохо спят по ночам из-за дневного шума», - рассказывает Андрей. Но застройщик никаких мер по шумоподавлению не принимал.

8 месяцев Андрей пытался выяснить, кто за это отвечает. Писал жалобы. Лишь через два месяца после первого обращения, в декабре 2018 года, его письмо было спущено в Роспотребнадзор.

В феврале на стройку прибыла мобильная лаборатория Роспотребнадзора. Старушка-лаборант сначала долго возмущалась, почему жильцы не сделали экспертизу за свой счет. Потом и вовсе отказалась производить замеры: застройщика, видимо, кто-то предупредил – на площадке стояла образцовая тишина.

Дальше был форменный цирк: пока одни соседи забалтывали старушку, чтобы она не свернула лабораторию и не сбежала, другие прошли на стройплощадку и стали требовать завести технику. Случилась перепалка, в ход пошла обсценная лексика, но под натиском общественности строители сдались. Мобильная лаборатория показала превышение предельно допустимого уровня шума, о чем тут же, на месте, был составлен протокол – правда, без абсолютных значений уровня громкости. 

Однако после замеров на стройплощадке ничего не изменилось. Орлов снова написал в Роспотребнадзор и получил ответ: согласно федеральному закону №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом здоровье населения» при строительстве новых объектов надзор за соблюдением санитарных норм должен осуществлять орган строительного надзора – то есть тот самый Севстройнадзор, в который Андрей жаловался вначале.

Когда Орлов пришел на прием к начальнику ведомства и спросил, почему же тот не выполняет свои прямые, предусмотренные федеральным законодательством обязанности, тот простодушно ответил: «Денег на проверки нет».

И зачем нам надзор, у которого нет денег на надзор, задается вопросом Орлов. «Я начал чуть ли не каждый день отправлять им на электронную почту жалобу со свежими фото и видео. Пусть смотрят, в каком дурдоме мы тут живем», - говорит он.  

Глава вторая. Вызовы есть, протоколов нет

Все эти месяцы, что шла вялая переписка с надзорами, жильцы дома на ул. Корчагина, 60, регулярно, два-три раза в неделю, вызывали полицию – по факту нарушения закона «О тишине». Наряд приехал на место от силы раза три, но толку от этих визитов нет.

«Они должны провести опрос всех: строителей, соседей, жильцов окрестных домов и разобраться в сути обращения – есть нарушение закона или нет», - со знанием дела говорит Андрей. Но лишь после долгой переписки с властями, он смог получить письмо, красноречиво свидетельствующее, что полицейские ничего этого не сделали. «Мне пришло письмо из департамента по территориальному развитию и взаимодействию с органами местного самоуправления, которая, согласно указа губернатора, наделен полномочиями составления протоколов по факту нарушения тишины. Они пишут, что полицейские по нашим вызовам материалы не собрали. Нарушение тишины не доказано», - поясняет Орлов.

На бездействие полиции и Севстройнадзора Орлов неоднократно жаловался в прокуратуру. Результат нулевой.

В июне жильцы вызвали наряд еще раз и, наконец, заставили составить первый за 8 месяцев протокол об административном правонарушении в отношении субподрядчика стройки ООО «СервисСтройДом». Департаменту по терразвитию пришлось «провести беседу» с должностными лицами стройкомпании.

Глава третья. У вас кран не зарегистрирован

На любой стройплощадке есть башенный кран – и это не просто кран, а опасный объект. В случае Андрея, этот кран нависает над его домом. Случись что, последствия непредсказуемы.

Фото стройплощадки из окна Орлова. Кран теряется где-то в вышине

По правилам, для каждого крана должен разрабатываться проект производства работ кранами (ППРк), где прописываются меры по обеспечению безопасности в том числе и живущих рядом со стройкой людей. По нему проводится монтаж, а на запуск – приглашается комиссия, куда входит представитель Ростехнадзора. На месте составляется пусковой акт, после чего кран регистрируют в технадзоре и вносят в федеральный реестр объектов IV класса опасности. Или выносят решение, что регистрация в реестре не нужна – о чем тоже должна быть составлена бумага. 

В Севастополе полномочия Ростехнадзора переданы Севтехнадзору. Орлов обратился в ведомство с запросом, есть ли у крана на Корчагина ППРк. И надзор написал: есть, документ датирован апрелем 2019 года, хотя кран работает с 5 марта. Когда Андрей об этом прямо заявил, в Севтехнадзоре ответили: мол, вам показалось, чиновники проверяли - кран не работал.

Теперь на стройке 4 крана. Есть ли у них ППРк?

Орлову удалось раздобыть ППРк крана на Корчагина. Оказалось, что кран на самом деле стоит не там, где предусмотрено стройгенпланом – положение относительно соседних домов изменено. Расчет безопасности падения груза сделан с учетом высоты 27 метров, хотя в тут же, в проекте, указано, что постройка будет почти 40 м высотой. Но даже при 27 м радиус падения груза 17,6 м, а дом Андрея находится меньше, чем в 10 м. Однако в ППРк все многоквартирные дома в округе записаны как нежилые. «Судя по проекту, ни одного жилого помещения поблизости от крана нет», - говорит Орлов.

Кран нависает прямо над дорогой

Он прямо высказал все эти замечания технадзору, но там ответили, что Андрей не инженер и в вопросе не разбирается. Пояснения по сути давать отказались.    

Тогда Орлов с общественником Сергеем Дубиновским решили потроллить чиновников. «Я объехал весь город, сфотографировал и снял на видео около 25 кранов, и мы послали в Севртехнадзор запросы, есть ли у застройщиков документы на эти краны. Пусть помучаются, составляя задним числом ППРк. В конце концов это безопасность севастопольцев, три крана в городе уже упало», - рассказывает он.

Глава четвертая. Ракова отказала, Моложавенко согласовал

Что же строят на под окнами Орлова? На крошечном участке с кадастровым номером 91:02:001002:5202 площадью всего 0,9 га между домами 3 и 9 на проспекте Античный появится многоподъездная стена – 8 корпусов, высотой в 8-9 этажей. 366 квартир. Рекламное название проекта – ЖК «Легенда».

Визуализация проекта с сайта застройщика. Обратите внимания, сколько вокруг зелени, на деле – одна застройка

Когда-то здесь стояли гаражи. При Меняйло их снесли – экс-губернатор лично приехал и пообещал людям, что здесь будет сквер. При Овсянникове участок разрешили застроить.

Котлован дома находится всего в 9,6 метрах от стены дома Корчагина, 60, где живет Орлов. Как такое грубое нарушение норм прошло через чиновников? Все просто: на чертеже градостроительного плана застройки участка (ГПЗУ № RU94G-00000173), выданного Севархитектурой, дома Андрея вообще нет. И таунхаус в три этажа, стоящий рядом, тоже отсутствует. Кстати, подписывал документ зам директора департамента архитектуры Егор Суслин, попавшийся в июне 2018 года на взятке.

Так место застройки выглядит со спутника

А вот так – в выданном Севархитектурой ГПЗУ. Окружающих домов просто нет, хорошо хоть охранные зоны ЛЭП и газопровода не потеряли

Оказывается, в Севастополе в подобных документах используют фрагменты Генплана 2005 года и тех же времен топосъемку. Все, построенное позже, в них не оторажено. Соответственно, в проекте застройки, который удалось добыть в Стройнадзоре, нет разделов по обследованию близлежащих домов, обязательных для точечной застройки. Никто не проводил исследования, подтверждающие, что стройка не отразится на их прочности. Между тем, под асфальтом на придомовой территории окружающих домов уже образовались дыры глубиной около 1 м.

В мае 2018 года возглавлявшая тогда Севархитектуру Марина Ракова отказалась выдать застройщику разрешение на строительство, прямо указав на нарушение региональных градостроительных норм. Плотность застройки превышена в 1,7 раз, паркомест должно быть 366, а по проекту – всего 250. Кроме того, подпорная стена объекта вышла за границы отведенного земельного участка

Однако 3 октября 2018 года, после возвращения в кресло главы департамента архитектуры Александра Моложавенко, застройщик волшебным образом получил разрешение (№ RU 91-94102000-732-2018). При этом проект в параметрах, что вызвали вопросы у Раковой, не изменился. Требуемых при выдаче разрешений на точечную застройку проектов планировки и проектов межевания территории застройщик не предоставил, публичных слушаний по ним не было.

Глава шестая. «Пишите-пишите, мы все проигнорируем»

Застройщик вырыл котлован в 9 метрах от жилого дома и всего в 50 см от существующих внутридворовых проездов. Хотя по градостроительному плану участка минимальный отступ от границ землеотвода должен составлять не менее 1 м. Орлов написал об этом в Севстройнадзор и получил ответ: котлован осмотрен, нарушений нет. При этом в ответном письме доводы Андрея не опровергаются, просто пересказываются – и тут же игнорируются.

Та же история с отвалами грунта. При рытье котлована образовавшуюся массу застройщик складировал рядом со своим участком, в месте, где по тому же ГПЗУ идет охранная зона газопровода. Образовались горы земли высотой до 10 метров, площадью до 400 кв. м и массой в тысячи тонн. В результате газовая труба была перегружена, рассказывает Андрей. Есть подтверждающие фото и видео. Кроме того, все это происходит в 500-метровой водоохранной зоне.

Однако на жалобы Севстройнадзор отвечает, что грунт складируется в соответствии с проектом, навалов на трассе газопровода не обнаружено, а предоставленного застройщиком договора на вывоз достаточно, чтобы утверждать: скоро грунта здесь вообще не будет, его вывезут на полигон под Белогорском.

После жалобы в природоохранную прокуратуру, вывоз начался. Но не в Восточный Крым. Застройщик вывалил грунт в районе ул. Маячной близ Омеги, ул. Муссоной и ул. Красивой в Стрелецкой балке - в той же 500-метровой водоохранной зоне, прямо на канализационные сети «Водоканала». Но жалобы в полицию, Росприроднадзор и Севприроднадзор с фотографиями, номерами грузовиков и координатами мест свалки грунта результата не дали.

Глава седьмая. Плевать нам на вашу культуру

Участок, на котором идет строительство, находится в установленной еще при СССР 100-метровой охранной зоне уникального памятника херсонесской хоры – усадьбы № 11 Эвклида, внесенной в федеральный реестр объектов культурного наследия.

Нормы охраны античных памятников нарушались в Севастополе еще при Украине. Жилой дом рядом с развалинами античной усадьбы

Как же застройщик обошел ограничение? Все просто: в проекте он сослался на документы другой усадьбы, № 9, находящейся в противоположном конце района – у нее охранные зоны действительно пока не определены.

Чиновники подлога не заметили, Севнаследие промолчало. Да и зачем концентрироваться на таких мелочах, если у нас целые дома с чертежей пропадают?

В правительстве весьма вольно обходятся и с требованием приказа Минкульта №1864 о достопримечательном месте. Согласно зонированию, в микрорайоне «Омега-2а» нельзя строить дома выше 28 метров. Но в выданном застройщику в ноябре 2018 года разрешении на строительство была указана лишь этажность дома – 8-9 этажей, а обязательный параметр «высота здания» отсутствовал. Его внесли лишь в марте 2019 года – по требованию прокуратуры.

«По документам дом 27,7 м высотой, он какой он будет на самом деле? – задается вопросом Орлов. – Ведь в ППРк на кран было указано 34-39 метров».

Глава восьмая. Кто такой борзый?

Главный вопрос, который возник у нас при изучении переписки Орлова: кто же этот могущественный Карабас-Барабас, дергающий чиновников за нитки, словно игрушечных клоунов? Кто же строит на Античном? Генерал-девелопер Лебедев? Вице-застройщик Крыма Кабанов? Или в Севастополь вернулся госсоветовский «Консоль»?

Нет.

Согласно выданному Севархитектурой разрешению на строительство, строит здесь ООО «ГВЭМ». В ЕГРЮЛ указано, что юрлицо с таким названием существовало до декабря 2014 года, сейчас оно называется ООО «Специлизированный застройщик «ГВЭМ».

По данным системы «Контур-фокус», учредителями микропредприятия с уставным капиталом в 2 923 400 рублей являются Гончаров Александр Евгеньевич (он же директор) и Могилевич Вячеслав Александрович. 

2017 компания закончила с убытком в 2 млн рублей, не уплатив в бюджет ни рубля налогов и сборов.

Землю на Античном «ГВЭМ» взял в субаренду у компании «Финстройинвест», получившей участок в аренду до 2051 года еще при Украине, в 2003 году. Интересно, что в 2017 году ДИЗО Севастополя пытался отсудить участок 91:02:001002:5202 у «Финстройинвеста», поскольку тот за 13 лет так его и не освоил, но суд встал на сторону арендатора (дело А84-2084/2017).

Гончаров Александр Евгеньевич также является учредителем и директором компании «ЮБК Спецстрой». Именно она под брендом «Гарант-Инвест» занималась строительством 20-этажного ЖК «Южная Ривьера» в Форосе, на отведенной властями под застройку школьной спортплощадке на ул. Космонавтов. Без разрешительных документов, в чем девелоперов в 2017 году  лично премьер Крыма Сергей Аксенов.

В портфеле общего бренда, кроме ЖК «Легенда» на Корчагина и ЖК «Южная Ривьера» в Форосе, есть лишь один сданный дом ЖК «Сакура» на проспекте Острякова в Севастополе (застройщиком выступало ООО «Вега Лтд»). И строящийся таунхаус на Шевченко.

Субподрядчиком стройки на Корчагина выступает ООО «СервисСтройДом», учредителем и директором которой является Гончаров Евгений Владимирович, предположительно отец Гончарова из «ГВЭНа». Официальный штат компании – всего 7 сотрудников, имеются долги по налогам и сборам – более 1 млн рублей.

Вот так мелкий, никому не известный застройщик держит на коротком поводке все надзоры и департаменты.

Но Орлов и его соседи не намерены сдаваться. Жители дома на Корчагина, 60 при поддержке общественников обратились в суд с административным иском о признании незаконным решения департамента архитектуры и градостроительства Севастополя о выдаче градостроительного плана застройки участка и разрешения на строительство дома на Корчагина. Представителем в суде выступит Андрей Орлов. Процесс уже идет, очередное заседание 29 июля.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх