Последние комментарии

  • Юра Цап
    Судя по супруге, незря он хотел был похожим на Януковича.  Настоящий паториот.Властелин колец: каким Лужкова запомнит Москва
  • Владимир Минаков
    А вот если бы Вам на халяву выпал миллион, Вы потратили пару тысяч, а потом его забрали, Вы бы не опечалились? Что на...Зеленский все-таки затронул тему Крыма на переговорах в Париже
  • Ольга МакароваЛюбимова
    брехняВ Петербурге поставили статую Путина в образе императора Августа

Избитый крымскими военными журналист перестал бояться увольнения из РИА «Новости»

Редактор РИА «Новости», пожаловавшийся в СК на избиения в ходе учебных военных курсов для журналистов в Севастополе, прокомментировал слова главы СЖР о «сопляке».

 

История о том, как жестоко обращаются с журналистами на учениях для военкоров, стала известна благодаря публикации редактора РИА «Новости» Святослава Павлова в Facebook.

 

По его словам, в ходе тренингов «Бастион» в Севастополе над корреспондентами издевались и наносили тяжкие телесные повреждения — его и других журналистов били ногами, бросали лицом о камни, надевали мешки на голову. Павлов говорит, что он получил ушиб мягких тканей, разбил колени и локти. Позже медосмотр показал еще и черепно-мозговую травму, а также сотрясение мозга, что подтверждает опубликованный Павловым медицинский эпикриз. Его коллега оглох на одно ухо, а одной из девушек порвали ухо, выдернув серьгу. 

Действительно обучали журналистов только перевязывать раны. Другие лекции не несли, по словам Павлова, смысловой нагрузки. «Курсы военных журналистов должны обучать людей, а не травмировать и калечить», — говорит он. При этом никакого инструктажа о том, что будет на учениях не было, как и документов о принятии всех рисков по здоровью.

Павлов и двое его коллег покинули курсы досрочно. Журналист с адвокатом написал заявление в Следственный комитет с требованием о возбуждении уголовного дела по превышению должностных полномочий руководства воинской части, где шли учения.

Все травмы Павлов зафиксировал, пройдя медосмотр сразу в двух специализированных учреждениях. В разговоре с «Примечаниями» журналист подтвердил подлинность документов, опубликованных им на странице в Facebook. По его словам, он прошел первый осмотр в Москве на следующий день после ухода с курсов — 20 сентября. Второй медосмотр состоялся 28 сентября, он подтвердил сотрясение мозга.

Павлов отмечает, что эти курсы необходимы были для получения диплома, который открывает доступ на командировки в горячие точки. При этом он говорит, что уже работал военным корреспондентом в Сирии. «Необходимого диплома для участия в горячих точках у меня, очевидно, не будет. Но сейчас мне не до этого», — сообщил журналист.

Сейчас корреспондент проходит лечение, он находился в больнице и во время разговора с «Примечаниями»: «Прохожу плановое обследование. Сроков никаких по выздоровлению не говорят, пью таблетки, колю уколы, восстанавливаюсь».

Глава медиагруппы МИА «Россия сегодня», куда входит РИА «Новости», Дмитрий Киселев пообещал провести внутреннюю проверку произошедшего, отметив, что заявление Павлова в Следком было преждевременным.

Глава Союза журналистов Москвы выразился еще точнее. Павел Гусев назвал журналиста «сопляком с недоразвитой психикой», а также сказал, что никакого расследования от Союза не будет.

Военные тоже отреагировали, отметив, что никого не били, а только брали в захват и ставили на колени. 

В то же время в разговоре с «Примечаниями» Павлов отметил, что получает большую поддержку со стороны журналистского сообщества. 

«Меня поддержала масса коллег в том числе в соцсетях, — говорит корреспондент, — странно было бы, если б меня поддержал Союз журналистов Москвы, потому что именно он как раз и организовывает эти курсы. Было бы удивительно, если бы они внезапно поддержали человека, который публично пожаловался на проведение курсов, которые они сами организовывают».

В поддержку Павлова в комментариях к публикации высказался, например, корреспондент ТАСС Стас Красильников, который принимал участие в курсах «Бастион» в 2015 году. «Эти курсы, вернее игра «зарница», полезны только для региональных журналистов, кому скучно сидеть дома, — пишет Красильников, — ничего общего с работой в горячих точках они не имеют, особенно их просмотры патриотических фильмов и встречи с писателями».

По словам Павлова, он считает реакцию Павла Гусева чрезмерной.

«Культурный и цивилизованный человек, я думаю, не может так разговаривать, тем более возглавляющий Союз журналистов, — говорит корреспондент, — человек в таком статусе не должен позволять себе подобное. В конце концов, я ничего в адрес Павла Гусева или вообще каких-то конкретных людей оскорбительного не писал и не говорил. Он поступил некорректно. С СЖР будет общаться и уже общается мой непосредственный работодатель — МИА «Россия Сегодня».

На вопрос — опасается ли он увольнения, Павлов ответил, что, по его мнению, руководство проведет действительно объективное расследование, тем более, что вместе с ним по той же причине с курсов уехал еще один сотрудник МИА «Россия сегодня». При этом изначально в своей публикации он писал о том, что поднимая эту историю, рискует лишиться не только работы, но и «относительно благополучной жизни».

«В целом руководство МИА меня поддержало, — говорит журналист, — мы находимся на связи, и думаю, что в недалеком будущем, может сегодня, дадим какое-то официальное заявление». 

Отдельные журналисты Павлова не поддержали. Например, редактор крымской «Комсомольской правды» Анастасия Жукова в Facebook написала, что принимала участие в «Бастионе» в 2017 году. Она отметила, что «нечеловеческие унижения» — это жизнь в казарме и строевая ходьба. По словам Жуковой, в ходе учений были тяжелые моменты вроде имитации захвата в плен, когда журналистов с мешками на головах бросали в военный грузовик, однако все это дало корреспонденту большой опыт. 

Журналист издания «Собеседник» Виктория Савицкая в комментариях к посту Павлова пишет, что курсы призваны готовить к неблагополучным условиям, а значит произошедшее не должно удивлять.

«Не знаю, говорили ли Вам на курсах, но в нашем потоке (было 32 человека, из них 5 — девочки, синяки и ссадины были у всех (…), повидали все то же самое, что и у вас) организаторы скорее старались объяснить: ребят, если не уверены, лучше в горячие точки не ехать, — пишет Савицкая, — курсы готовят, если не к худшему, то к действительно возможным неблагополучным условиям для работы. Это стоит понимать. Не всегда в Сирии будет возможность отсидеться в гостинице Минобороны. А если собираешься «в поле», то, наверное, стоит быть готовым к различным неприятностям». 

Еще один участник того самого «Бастиона-2019», в котором и обучался Павлов, Сергей Мельник написал в Facebook о том, что ему быть на учениях не помешали даже рак четвертой стадии и перелом позвоночника. По словам Мельника, курсантов «откровенно жалели» и ничего сверхъестественного он не увидел. 

«Если вы приехали готовиться к войне, будьте готовы, что будет не как дома, — пишет Мельник, — абсолютно любое знание и умение получается через многократное повторение, и хорошо когда совершаемые ошибки не становятся последними, так на то и учения. Хочешь уметь вытащить себя и товарища из-под огня, не истечь кровью, не попасть под дружественный огонь при освобождении заложников – иди и учись».

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх