Беженца с Украины могут высылать из РФ просто за то, что он не понравился чиновнику

Если беженца с Украины Россия высылает обратно, значит есть за что. Так рассуждают наши пикейные жилеты, конспирологи и этатисты. Но что если беженец просто не понравился чиновникам - и только поэтому его гонят на верную смерть? Скажете, такого не бывает? Вот вам история из Адыгеи.

Уроженец Адыгеи 51-летний Александр Попандопуло сейчас находится в критической ситуации: власти этой южнороссийской автономии хотят выслать на Украину его, человека, чудом не повторившего трагическую судьбу своих товарищей, сгоревших 2 мая 2014 года в одесском Доме профсоюзов.

А там его неминуемо ждет тюрьма, пишет издание Украина.ру.

Дело в том, что, несмотря на то что он родился на Кубани, в станице Северской, он — гражданин Украины, которому в настоящий момент отказывают в получении российских документов, а решением трех местных адыгейских судов ему предписано покинуть территорию Российской Федерации. Если Верховный суд РФ, где сейчас рассматривается его дело, не отменит решение этих судов, то его вышлют на Украину.

— Моя мать в конце 60-х получала образование в Северской, где училась на культработника, — рассказывает изданию Александр Попандопуло. — Там она познакомилась с моим отцом. Потом родился я. Через два года после моего рождения родители расстались, и мы с мамой вернулись на ее родину, в станицу Тамбовскую, которая находится в 30 км от Майкопа, столицы Адыгеи.

Во второй половине 80-х я был призван в армию, в Балаклаву, служил на подводном флоте срочную, поступил в Ленинградское военное училище подводного плавания, но под влиянием перестройки ушел оттуда, из-за этого пришлось дослуживать на Северном флоте. После демобилизации сначала поступал в Кубанский университет на историко-философский факультет, при этом преподавал НВП и физкультуру в местной школе в своей станице. Но армейский друг позвал к себе, в Одессу. Там мы с ним еще при Союзе поступили в Гидрометеорологический институт.

Я женился. Чтобы устроиться на работу, надо было получить гражданство Украины. Вот я его и получил. Никто тогда не думал, что между Украиной и Россией будет граница с пограничниками и таможней.

Так и жил Александр Попандопуло неторопливой жизнью в Одессе. Вместе с женой они растили двоих детей, пока его жизнь не изменили события — сначала Евромайдан, а потом и Русская весна.

— Как русский человек я не смог остаться в стороне от акций протеста, которые происходили в Одессе.

Принимал участие в событиях 2 мая. Не сгорел только потому, что находился с товарищами на крыше Дома профсоюзов. Только утром мы сдались властям. Нас задержали и отвезли в СИЗО. Но 4 мая одесситы нас освободили, взяв здание, где мы находились, штурмом. Я сначала скрывался, а потом уехал на родину, к матери в Адыгею.

Единственный документ, который был у Александра, украинский заграничный паспорт, срок действия которого истекал через 3 месяца.

— Приехав к маме (она инвалид, пенсионер), я получил в ФМС статус временного убежища. Потом мне дали РВП.

Однако из-за того, что я снимал на видео, как была угроблена школа, где я преподавал когда-то, и местный детский сад, а потом выложил все это в сеть, местные власти взяли меня на заметку. Решив отомстить, мне попросту не продлили РВП.

Тогда я решил получить статус носителя русского языка. Раза четыре пытался сдать документы, но к ним постоянно придирались. В последний раз сказали, что нет бланков анкеты, мол, еще не напечатали. Я чиновникам сказал, что не могу постоянно к ним ездить, у меня каждая копейка на счету. Деньги, которые я зарабатываю в Москве на строительстве, мне приходится отправлять жене на Украину, у нас с ней несовершеннолетние дети. Фактически я сижу на шеи у матери, мы живем на ее маленькую пенсию.

Из-за ссоры с чиновниками, которые отвечают за выдачу документов, я был задержан. У них, у адыгов, кумовство и телефонное право. Они стали говорить, что, мол, я так себя веду, потому что я наркоман. Отвезли меня на экспертизу. Врач осмотрел мои руки, никаких следов от игл у меня не было, я был адекватен. Потом от меня потребовали, чтобы я сдал мочу на анализы в присутствии врача, но я отказался мочиться при нем. Это было воспринято как отказ от сдачи анализов, что влечет за собой согласно российскому законодательству (если иностранный гражданин отказывается сдать анализы) высылку из России. Все три суда, которые состоялись в Адыгее, приняли решение не в мою пользу. Мне судья говорил, что я не виноват, но на него давят, чтобы решение было вынесено не в мою пользу. Сейчас дело находится в Верховном суде РФ. Если решение суда будет прежним, я не знаю, что тогда делать.

За разъяснением этой непростой ситуации издание Украина.ру решило обратиться к крмпетентным экспертам. Лариса Шеслер, руководитель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины, в настоящее время проживающая в Москве, выступает категорически против депортации Александра Попандопуло на Украину.

«Считаю, что любая депортация активных участников Антимайдана жестока и несправедлива, независимо от того, какое административное нарушение совершил тот или иной человек. Просто в правосудии существует такое понятие, как соразмерность вины и наказания. В случае Попандопуло нет этой соразмерности.

Считаю, что необходимо обращаться в Верховный суд с просьбой поддержать его. Надо также обратиться и к омбудсмену России Москальковой с просьбой поддержать обращение в Верховный суд Попандопуло. Выдворение его на Украину нарушает его права человека», — не сомневается Шеслер, прокомментировавшая эту драматическую ситуацию.

Она так же считает, чтобы таких случаев больше не было, надо пересмотреть подобные процедуры депортации. «На данный момент попросту не учитывается в таких случаях политическая обстановка, которая царит в стране, в которую высылают гражданина Украины. Законы по поводу депортации были приняты в тот период, когда отношения у России с Украиной были дружескими и братскими. Сегодня все по-другому, поэтому высылка Попандопуло на Украину равносильна расправе над ним по политическим мотивам», — уверена Шеслер.

Источник ➝

У Развожаева назвали цены и сроки создания яхтенной марины и онкоцентра

В правительстве Севастополя определились, когда сдадут социально важные объекты и во сколько обойдется их строительство

Правительство Севастополя утвердило сроки и стоимость крупнейших объектов, которые осуществляются в городе в рамках федеральной целевой программы социально-экономического развития Крымского полуострова до 2022 года. Соответствующее постановление опубликовано на официальном сайте исполнительной власти Севастополя.

Согласно этому документу, сохранение комплекса Максимова Дача завершат в 2021 году, на работы потратят 604,38 миллиона рублей; строительство и реконструкцию региональной автодороги Севастополь — порт Камышовая бухта завершат в 2020 году, это обойдется в 433,72 миллиона рублей; севастопольские участки федеральной трассы «Таврида» закончат в 2021 году, на них выделят 12 миллиардов 565 миллионов рублей; строительство и реконструкция региональной дороги Севастополь — порт Камышовая бухта — Казачья бухта закончат в 2022 году, на это израсходуют 3 миллиарда 454 миллиона рублей.

Строительство канализационных очистных сооружений будет завершено в 2022 году, на работы потратят 4 миллиарда 737 миллионов рублей. Парк и мемориальный комплекс «Защитникам Севастополя 1941-1942» на мысе Хрустальный построят в 2022 году, создание этих объектов оценили в 1 миллиард 401 миллион рублей. Строительство индустриального парка Севастополя закончат в 2022 году, на него выделили 1 миллиард 395 миллионов рублей.

Яхтенная марина, которая будет построена в рамках поручения президента России Владимира Путина создать в Балаклаве международный центр туризма, будет готова в 2022 году, ее стоимость — 6 миллиардов 962 миллиона рублей.

Вторая очередь реконструкции и благоустройства парка Победы обойдется бюджету в 403 миллиона рублей, работы должны быть завершены в этом году. Новый онкоцентр в Севастополе должны сдать в 2022 году, на него власти выделили 3 миллиарда 496 миллионов рублей. Больница скорой медпомощи будет сдана в 2022 году, ее строительство оценили в 7 миллиардов 293 миллиона рублей. Новую инфекционную больницу на 200 коек возведут в 2021 году, на нее потратят 2 миллиарда 557 миллионов рублей.

Крытый каток в районе пересечения улицы Генерала Мельника и Лабораторного шоссе будет готов в 2021 году и обойдется в 1 миллиард 142 миллиона рублей. Психоневрологический диспансер построят в 2022 году, на него нужны 1 миллиард 566 миллионов рублей. Новый театр юного зрителя обойдется в 510 миллионов рублей и будет возведен в 2022 году.

Абсолютное большинство денег на эти и десятки других объектов будет выделено из федерального бюджета в соответствии с соглашениями, заключенными между Минэкономразвития России и правительством Севастополя.

 

 

 

В Севастополе к старикам приходят мошенники под личиной коммунальщиков

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх