Время пиджаков. На Донбассе меняется тип политического лидера

Романтический дух 2014 года окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости, в том числе с переговоров с Киевом.

Выборы в ДНР и ЛНР, которые пройдут 11 ноября, всего два месяца назад проводить не планировали, несмотря на то что формально четырехлетние полномочия донбасских властей истекли.

В самих республиках отказ от выборов объясняли недостатком средств в бюджете и опасностью украинского наступления. Однако убийство Александра Захарченко заставило всех развернуться на 180 градусов. Было принято решение, что выборы в Донбассе необходимы, чтобы заполнить «вакуум власти» и избежать дестабилизации.

Опубликованные недавно списки кандидатов в главы ДНР и ЛНР подтвердили ожидания – никакой интриги на этих выборах не будет, а их победители определятся не на ноябрьском голосовании в Донбассе, а намного раньше и в Москве.

Однако ход донбасской кампании и участвующие в ней кандидаты, в том числе не попавшие в окончательный список, все равно заслуживают внимания. Они помогают разобраться, какие идеологические противоречия существуют сегодня внутри ДНР и ЛНР, а также понять, каким видят будущее республик в Москве.

Хороший и плохой полицейский

Если в ДНР убийство Александра Захарченко неизбежно создало некоторую политическую неопределенность, то в ЛНР интриги не было изначально. Судя по списку конкурентов тамошнего временного главы Леонида Пасечника, который стремительно опубликовал местный ЦИК, выборы в этой республике пройдут, как в Узбекистане. Безальтернативный лидер, «отважный защитник народа» с разгромным счетом победит председателей двух профсоюзов: работников железнодорожного транспорта и образования.

Хотя еще недавно, в 2014–2015 годах ситуация в ЛНР была намного сложнее, чем в Донецке. Отдельные полевые командиры (например, атаман Николай Козицын в городе Антрацит) заявляли о том, что больше не подчиняются Луганску.

Ситуацию удалось стабилизировать только после того, как в ноябре 2017 года в ЛНР произошел силовой захват власти. Тогда вместо крайне непопулярного Игоря Плотницкого главой стал незаметный, как и подобает спецслужбисту со стажем, Леонид Пасечник (бывший министр государственной безопасности ЛНР, а еще раньше – глава Стахановского межрайонного отдела СБУ). Он прочно сел в кресло главы и неплохо себя зарекомендовал – по крайней мере, серьезных инцидентов за год его правления не было.

В Донецке избирательная кампания оказалась гораздо более бурной. Непопулярность основного кандидата донецких выборов – бывшего спикера декоративного парламента Дениса Пушилина и попытки Кремля выправить его репутацию в сжатые сроки делали ситуацию в ДНР интересной и интригующей. Сбор подписей, слухи о неожиданных кандидатах, агитация и дискуссии в анонимных Telegram-каналах – все это создавало впечатление, что на выборах будет место какой-то реальной борьбе, пусть и со специально отобранными спарринг-партнерами.

Заменить убитого Александра Захарченко оказалось не так просто. Человек далеко не бедный, он запросто мог выехать хоть в сторону Ростова, хоть в сторону Киева еще в самом начале конфликта, как сделали десятки ему подобных. Но он остался и стал руководить отрядом с реальным риском для жизни – он часто выезжал на линию фронта и даже лично участвовал в боях.

Захарченко всегда был своим парнем – мог себе позволить говорить что думает, порой совершенно неуместные вещи. В беседах с писателем Захаром Прилепиным он предлагал сделать государственной идеологией ДНР «ксенофобию», а потом уточнял, что самый близкий ему государственный строй – это монархия. Из этой же серии откуда ни возьмись появившиеся и так же бесследно исчезнувшие разговоры о создании «Малороссии» (не путать с Новороссией) вместо «дискредитировавшей себя» Украины. И пусть эта тема от начала до конца была срежиссирована – Захарченко действительно был такой, и за это в Донбассе его многие искренне уважали.

Над Пушилиным, наоборот, было принято посмеиваться, а то и открыто вешать на него все провалы – примерно так же в России относятся к премьеру Дмитрию Медведеву. Что простые донбасские работяги могут думать о бывшем функционере «МММ», перенимавшем опыт у одиозного Лени Голубкова (актера Владимира Пермякова), который «обманул миллионы советских людей»? Мало того, Пушилин гордится своим прошлым и утверждает, что этот опыт позволил ему стать «эффективным менеджером».

Еще важнее то, что именно Пушилин, а не Захарченко ассоциировался в глазах донбасского общества с Минскими соглашениями, которые противоречат романтическим идеям Русской весны 2014 года. Осуждают его даже за то, что он всегда появляется на публике в пиджаке с галстуком, не думая примерять военную форму. Хотя о войне он вспоминает регулярно – чтобы объяснить ей те или иные неудачи в управлении республикой.

Военные и гражданские

Пушилин и его московские кураторы понимали, что любой авторитетный полевой командир стал бы для человека в пиджаке слишком сильным конкурентом. Поэтому такому конкуренту не дали появиться, хотя попытки были, и неоднократные.

Командир из 2014 года Игорь Стрелков (его возвращения в Донбасс некоторые ждут до сих пор) не подходил даже по формальным основаниям – он гражданин РФ.

Неплохой кандидатурой был бы командир батальона «Восток» Александр Ходаковский. Как и глава ЛНР Леонид Пасечник, он бывший украинский силовик, начальник спецподразделения «Альфа» СБУ по Донецкой области. «Участвовать будем однозначно», – писал Ходаковский в своем Telegram-канале. А потом там же был вынужден признать поражение: по надуманной причине его попросту не пропустили в ДНР из Ростовской области в день, когда нужно было подавать документы на регистрацию. Если на секунду представить, что выборы в ДНР могут пройти честно, у Ходаковского были бы неплохие шансы. А теперь нет никаких.

В результате на выборы из военных смогли выдвинуться лишь полузабытые участники битвы за Славянск. Речь идет об Игоре Хакимзянове – первом командующем силами ДНР, и солдате Вячеславе Дьякове с позывным «Сенсей», имеющем проблемы со слухом и речью.

Имидж ополченцев первой волны, безусловно, добавлял им симпатий в глазах сторонников Русской весны, но не настолько, чтобы можно было претендовать на победу. Хакимзянов более известен, чем Дьяков, но в основном как мученик. В мае 2014-го он был схвачен украинскими военными, и в плену (где он пробыл до сентября) его допрашивал сам депутат Верховной рады Олег Ляшко.

Тем менее даже такую конкуренцию сочли излишней. Местный ЦИК отказался регистрировать Хакимзянова и Дьякова в качестве кандидатов, заявив, что они не представили подписные листы в установленный срок.

Кто же после этого оставался в игре, чтобы возглавить условные патриотические силы «той самой Новороссии» в противовес «минскому сговору» и «тихой сдаче», которую, по мнению оппозиционеров, готовит Пушилин? Это один из первых политических лидеров «русской весны» Павел Губарев.

Как и Пушилин, до 2014 года Губарев был состоятельным предпринимателем, а с самого начала конфликта финансово поддерживал создание ДНР. После того как его задержали сотрудники СБУ и отвезли в Киев, его соратники помогли перебросить в Донбасс группу Игоря Стрелкова, которая и начала вооруженное противостояние.

В сентябре 2014 года и Губарев (его к тому моменту освободили из плена, обменяв на украинских военных), и Пушилин приезжали на пресс-конференцию в Ростов-на-Дону, совпавшую с подписанием первых Минских соглашений. На вопрос о них Павел Губарев ответил резко: «Единственное, что я готов подписать с Украиной, – это ее капитуляцию». Пушилин такими словами никогда не разбрасывался – и, возможно, поэтому стал более удобен Кремлю.

С зимы 2015 года Павел Губарев почти не выступал публично, но зато располагал некоторым влиянием в донбасских медиа. Он владеет телеканалом и радиостанцией «Новороссия», а также интернет-порталом DNR-Live. Судя по числу подписчиков канала «Новороссия ТВ» на Youtube (38 тысяч), этот ресурс пользуется большей популярностью, чем другие телеканалы ДНР.

Выдвинувшись на выборы, Павел Губарев продолжил ставить под сомнение целесообразность Минских соглашений. Однако к выборам не допустили и его, заявив, что он не собрал достаточного количества действительных подписей.

Таким образом, Пушилину будут противостоять лишь четверо малоизвестных кандидатов, каждый из которых вряд ли наберет даже несколько процентов. Это Роман Хроменков (бывший мэр Енакиева и Горловки под властью ДНР), Елена Шишкина (председатель «Народного трибунала над властями Украины»), Роман Евстифеев (руководитель музея ветеранов Афганистана) и Владимир Медведев (замминистра образования ДНР).

Все эти кандидаты настолько далеки от оппозиционно-патриотического движения в ДНР, что даже Игорь Стрелков призвал к бойкоту выборов, хотя раньше говорил, что идти на участки надо – чтобы отдать голос за кого угодно, кроме Пушилина.

Кандидат-дипломат

Несмотря на столь тщательную зачистку политического поля, пиарщики Дениса Пушилина стараются создать гражданскому кандидату хоть какую-то популярность среди донбасских избирателей. Работа идет по нескольким направлениям. Во-первых, упор делают на преемственность с популярным Захарченко. «Мы продолжим дело, которому Александр Владимирович посвятил себя и за которое отдал свою жизнь», – сказал Пушилин, заявляя о своем выдвижении.

Во-вторых, больше говорят о России, которая, что бы там ни говорилось в Минских соглашениях, «в беде не оставит». Пройдясь по цеху Енакиевского металлургического завода, Пушилин заявил: «Интеграция с Россией – это главный и неизменный вектор, выбранный Донбассом еще в 2014 году».

Впрочем, по некоторым социально-экономическим показателям молодая республика даже опережает Россию. Например, там вопрос повышения пенсионного возраста «не обсуждается даже в обозримой перспективе».

Наконец, главным пиар-достижением Пушилина можно назвать интервью настоящей западной газете – польской Rzeczpospolita. В самой Польше многие критиковали интервью за отсутствие острых вопросов, а донецкие Telegram-каналы и вовсе утверждали, что знают цену «заказной публикации» – 12 000 евро. Тем не менее выгодный Донецку медийный эффект публикация вызвала: Пушилин легитимизирован как «лицо, принимающее решения», а украинский посол пишет гневные письма редактору Rzeczpospolita – лишний повод заявить о расколе между Польшей и «бандеровской» Украиной.

О сколько-нибудь объективных социологических исследованиях, позволяющих оценить результаты политического пиара, в Донбассе говорить не приходится. Единственное место, где человек может свободно высказать свое мнение, – это интернет. Но даже если принять во внимание всю условность онлайн-голосования в соцсетях, на поддержку Пушилина не указывает ни одно из них. В более поздних опросах с большим отрывом лидирует Павел Губарев, а в более ранних – Игорь Стрелков. Правда, известный в Донецке журналист Сергей Белоус в своем Telegram-канале приводит другие цифры: ссылаясь на данные закрытого исследования, они заявил, что в опросах лидирует Пушилин, но с результатом всего в 32,1%, при этом 46,6% опрошенных затруднились ответить.

Неизбежная победа Дениса Пушилина на выборах главы ДНР означает, что Москва не только передает власть в республике другой группе лиц, но и пересматривает их полномочия. Разумеется, Александр Захарченко тоже не был полностью самостоятельной фигурой, но Пушилин еще более управляем и куда менее импульсивен.

То, что Москва меняет модель взаимодействия с Донецком, видно и по официальным сообщениям. Чтобы расследовать убийство Захарченко, в ДНР открыто отправились следователи ФСБ, а 10 октября Пушилин столь же открыто встретился в Москве с куратором «украинского вопроса» в Кремле Владиславом Сурковым и пригласил в его Донецк «до конца года». То есть Москва не считает нужным скрывать, что за избирательной кампанией в Донбассе стоит она и победитель уже определен.

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости.

Также Денис Пушилин – не чужой человек для Киева. Он – партнер по Минской контактной группе, которого украинские представители знают лично. Но чтобы новый мандат опытного переговорщика Дениса Пушилина стал ясен до конца, должно открыться второе неизвестное в этом уравнении – кто станет президентом Украины в марте 2019 года.

Источник ➝