Культ богатых дебилов

Почему у откровенно социально опасных людей с преступными наклонностями, вроде Мамаева и Кокорина, вдруг оказываются бешеные деньги, еще более сносящие им голову? Не потому ли, что их похождениями нас отвлекают от похождений еще более преступных миллиардеров? И от вещей, о которых в России официально принято молчать – например, от продолжающейся гибели людей на Донбассе.

Да, российский клубный футбол странная, нелепая и часто весьма уродливая штука. Благосостояние клубов, особенно надутых шальными нефтяными и иными спонсорскими деньгами либо политико-административным ресурсом, а порой и тем, и тем сразу, находится в весьма слабой зависимости от болельщиков и уж тем более от людей, футболом не интересующихся. Российских игроков развратил лимит на легионеров, требующий, чтобы в каждом клубе (не ночном, там они и так околачиваются) было энное количество обладателей паспорта РФ; после лихих девяностых, наглухо разваливших детско-юношеский спорт, и нулевых, ситуацию исправивших мало, обладателей немного, и все они в буквальном смысле на вес золота; и вот уже сопляк, только-только начавший появляться в дублирующем составе, щеголяет в Instagram новой дорогой «тачкой» и шмотками моднейших брендов.

Все это не новость, и хорошо, что наше общество обсуждает данную проблему если не постоянно, то хотя бы после очередной выходки разных напыщенных звездюлек – а ведь даже непосредственно у самих К. и М. это не первое шумное появление в медиа-топах, мы помним скандал двухлетней давности, когда после провала на чемпионате Европы они устроили в Монако вечеринку с шампанским на четверть миллиона евро.

Но по-настоящему острыми и оздоравливающе болезненными эти вопросы становятся при внесении их в правильный контекст.

Вот новость двухлетней давности, как и кокоринско-мамаевская попойка в Монако. Извините, приведу полностью, чтобы была понятна вся глубина драмы.

В администрации Ухты состоялась встреча мэра города Магомеда Османова, общественников и инициаторов переименования улицы в честь Моторолы. Городская администрация 8 ноября опубликовала пресс-релиз о встрече. По словам ухтинских общественников, многие не знают, кто такой Арсен Павлов и в чем его заслуга перед городом.

7 ноября руководитель администрации Ухты Магомед Османов встретился с председателем новосибирской правозащитной организации «Гражданский патруль» Ростиславом Антоновым. Поводом для встречи послужило поступившее в адрес администрации МОГО «Ухта» письмо, в котором говорится, что активисты общественной организации ведут сбор подписей под обращением с просьбой увековечить память уроженца Ухты Арсена Павлова, погибшего в Донецке. Общественники предлагают переименовать часть улицы Интернациональная от перекрестка с улицей Куратова до дома — 56 или дублер проспекта Космонавтов в «проспект Арсена Павлова».

Чтобы выразить свою позицию по этой теме, на встречу пришли представители многих ухтинских общественных организаций, ведь вопрос неоднозначный и уже вызвал бурное обсуждение среди горожан. Как отметил председатель общественного фонда «Гражданский патруль», среди тех, кого опрашивали активисты фонда, 80% высказываются за переименование улицы, на что Магомед Нурмагомедович возразил, что у него совершенно противоположная информация — большинство ухтинцев против.

Председатель Ухтинской городской общественной организации «Союз ветеранов Афганской войны и событий в Чечне» Александр Шаховцев выразил недоумение, почему в Ухте предлагается назвать улицу в честь человека, которого здесь не знают: «Люди задают вопрос, что он сделал, какие у него подвиги, какие заслуги? Про Моторолу мы не знаем ничего, о чем мы тогда вообще можем говорить? И когда мы обсуждали этот вопрос в нашей организации, было однозначное мнение, что не надо называть в честь него улицу в нашем городе».

Глава МОГО «Ухта» — председатель Совета МОГО «Ухта» Григорий Коненков поставил под сомнение целесообразность увековечения в городе памяти Арсена Павлова: «Надо ли вообще этим заниматься? Нужно называть улицы и открывать памятники в честь тех людей, которые внесли очень большой вклад в жизнь города, заслужили это своим трудом. Мы официально с Украиной не воюем, контингента наших войск там нет, Родина никого не отправляла на войну. Да, он, наверное, неординарный человек, да, возможно он патриот, но он герой там, а не здесь. Почему бы не назвать улицу в честь Георгия Фёдоровича Фиронова, заслуженного человека, или той же Анны Яковлевны Молий, которая в годы войны спасала страну и поставляла бензин фронту?»

Собравшиеся неоднократно отмечали, что многие ухтинцы не знают, кто такой Арсен Павлов и в чем его заслуга перед городом. «Наш президент неоднократно заявлял, что Россия не является стороной конфликта в Украине. И если мы вдруг сейчас решим назвать улицу, надо написать обоснование — в связи с чем? Кто этот человек?» — задается вопросом Ирина Сороченкова, заместитель директора МУ «Музейное объединение».

Руководитель общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов Виктор Лебедев подчеркнул, что о переименовании улицы вообще не может идти речи: «Если уж поднимать этот вопрос, то минимум через полгода и при предоставлении полной объективной информации о заслугах. Вот тогда может быть стоит рассмотреть возможность открытия мемориальной доски на 13 школе, если на это даст согласие руководство школы и поддержат жители города».

Кокорин вряд ли озабочен доброй памятью о себе в родных Валуйках Белгородской области — он даже отказался передать первому тренеру какой-нибудь элемент своей экипировки с автографом, дескать, наставник был строг и давил в нем личность. Но если бы он захотел – была бы ему и прижизненная доска на школе, где учился, и бюст, как говорится, на родине героя. Теперь, наверное, даже если и захочет, не получит ни за какие деньги, тем более денег у него, хочется надеяться, сильно поубавится. Тем не менее, сопоставим возможности Моторолы и тех, кто после его смерти хочет сохранить память о нем, – и возможности Кокорина.

Мы радовались в 2014 году нашему национально-общественному пробуждению, тому, сколько пожертвований идет на помощь бойцам Новороссии и гуманитарную помощь жителям Донбасса. Много собрали, это правда. Десятки и даже сотни миллионов рублей. А у младшего брата Кокорина, девятнадцатилетнего щегла, отчисленного из института за хроническую неуспеваемость, прогулы и попытку подделать справку от врача - подаренная старшим братом машина стоимостью минимум десять миллионов.

«Что ты со своим Донбассом, со своей Новороссией опять», — проворчит с дивана иной россиянин. Идите в сад с такими вопросами, но если хотите – вот вам самая что ни на есть сакральная Российская Федерация:

Как должна смотреть мать двоих детей из Ивантеевки, осужденная за то, что при наличии пособия по безработице несколько раз помыла полы в пиццерии, на двух миллионеришек, снявших вагон «Сапсана», чтобы, в дороге напившись вдрызг и чуть не разнеся этот вагон, приехать в Москву и там продолжить веселье, попутно нанося живым людям телесные повреждения?

А мать девяти детей из Коми (опять малая родина Моторолы), за победу во всероссийском конкурсе «Семья года» получившая от региональных властей термос – она как смотрит на зажравшееся быдло с золотыми, как оно само считает, ногами и пустой, точнее, переполненной всякой дрянью головой?

И, повторюсь, не виноват ли в имеющемся положении дел каждый из нас? Хотя бы даже самым малым — тем, что всецело осуждаем этих негодяев, но осуждаем с шутками и гиканьем, обмениваясь свежими мемами и картинками и позволяя отвлечь себя от трагедии миллионов соотечественников, страдающих в разных концах Большой России от холода, голода и вражеских пуль? Не исключено, кстати, что ради такого отвлечения и отданы на заклание СМИ туповатые футболисты-миллионеры: все обсуждают их и забывают про миллиардеров.

Давайте не просто задавать самим себе и друг другу гневные вопросы о происходящем. Давайте задавать их максимально полно и проговаривать от А до Я. Не боясь ненароком получить правильный и такой болезненный ответ. Лишь тогда мы полностью осознаем всю глубину социально-политической, ментальной и мировоззренческой катастрофы, постигшей наше государство и общество, то есть всех нас. И тогда, возможно, мы хоть что-то сделаем для преодоления этой катастрофы, и когда-нибудь увидим памятники Мотороле, а не памятник Кокорину и Мамаеву в виде золотого стула из «Кофемании» со следами человеческой крови.

Источник ➝